E
R
O
S

 

 

Название книги :  Eros Lo Giuro

Автор : Luca Bianchini

Перевод : Анна Малышева

Глава десятая

Questa mia maniera di essere
(Мой образ жизни)

Вживую она еще прекраснее, чем на фото.
Луиза приехала из Торонто на полчаса раньше, чем условились, вместе с подругой, такой же красавицей, только чуть более робкой. Обе они родились и жили в Канаде, итальянки по происхождению, а в Лос-Анджелес приехали на пару дней, в отпуск. Эрос часик позанимался в мини-спортзале отеля, который открыли, похоже, только затем, чтобы получить еще одну звездочку к рейтингу гостиницы. За стретчинг и беговую дорожку – этого более чем достаточно. Для него главное – держать себя в форме, хотя, судя по тому, как он уклончиво отвечает на все связанные с этой темой вопросы, создается впечатление, что желание позаниматься вызвано именно визитом прекрасной девушки. При встрече он крепко обнимает Луизу и усаживает за наш столик, весь озаренный теплыми солнечными лучами. Мы, как обычно заказываем блинчики, свежевыжатый апельсиновый сок и кофе-американа с тростниковым сахаром. Сегодня я тоже с полчасика побегал на беговой дорожке, так что могу себе позволить немного лишних калорий.
Луиза и ее подруга – девушки средиземноморского типа, кроме скул – они у них слишком плавно очерчены. Единственный, кто в этом разбирается – Бруно, но он не особенно горит желанием раскрывать свои секреты. Эрос просит нас прекратить шептаться и присоединиться к общей беседе. К нам присоединяется и Джорджо, который во время своего утреннего «патрулирования» обнаружил ремень с переливчатой надписью «ЭРОС» на пряжке. Типично дискотечная вещица, при виде которой хохочем не только мы, но и посетители за соседними столиками. «Эрос – это мое имя» - поясняет он, показывая ремень американцам, которым все great и wonderful. Ремень, впрочем, слишком уж броский. Эрос понарошку грозится отстегать им Бруно, но вдруг смотрит на часы – и забывает о своих намерениях. Мы ужасно опаздываем, нам (я все сильнее чувствую себя частью группы) уже пора на студию звукозаписи.

The photo shoot was to include some photos of Eros with a child. They chose one who looked like him when he was young. Is he or is he not fantastic? He never smiled, for the whole time.


Ввиду деликатности ситуации, сложившейся в студии, Эрос советует девушкам покататься по Лос-Анджелесу, назначив встречу на вечер. Неожиданно мистер Рамаццотти становится более живым и общительным, несмотря на возобновившуюся боль в желудке. Впрочем, решение находится довольно быстро – благодаря волшебной аптечке Ангелов: у них в рюкзаках – всего понемножку, в том числе – упаковка «Маалокс Плюс» (кстати, отличное средство!).
Несмотря на легкое недомогание, Эрос счастлив, ведь сегодня мы встречаемся с ударником, с которым он так мечтал сыграть: Эйбом Лабориэлем. Впервые он заметил его на концерте Джонни Холлидея, в начале девяностых, и с тех пор постоянно следил за его деятельностью.  Гуидетти долго относился к нему скептически, но и он растаял, увидев его однажды на сцене Колизея рядом с сэром Полом Маккартни. Тут уж «профессору» пришлось пересмотреть свои взгляды, о чем Эрос напоминает ему каждые пять минут.
С нашим приходом, запись на несколько минут прерывается. Не успев как следует представиться, Эрос немедленно хочет сфотографироваться с Эйбом – он несколько раз «щелкает» его своим телефоном. Новый ударник моментально завладевает симпатией присутствующих. Это добродушный великан тридцати пяти лет, которому даже не нужна партитура для исполнения своей партии: он прослушивает песню несколько раз, «впитывает» ее – и воспроизводит. Во время игры он в свойственной только ему манере качает головой – и его выступление приятно не только уху, но и глазу.
- Я хочу, чтобы он поехал со мной в турне. Неважно, сколько он за это попросит – я ему еще доплачу! А если твой друг из «Битлз» уже тебя занял, передай, что мы и ему будем рады!
На моей памяти он еще никогда не делал таких прямых и открытых предложений. Видно, что он настроен решительно, и на такую настойчивую просьбу можно ответить только согласием. Похоже, что в туре он занят как никогда, и именно подготовке к нему он уделяет большую часть своего времени и сил. Он с невероятной тщательностью и вниманием отбирает музыкантов, учитывая все детали и нюансы.
- Я смотрю на качество их игры, умение держаться на сцене, и особенно – на характер. Важно, чтобы тому, кто стоит рядом со мной на сцене,нравилось играть мою музыку, потому что когда нет любви к музыке – это сразу заметно. Даже если с технической точки зрения все замечательно. Вот почему многие мои музыканты преданы мне – Флавио Скопас, Лука Скарпа… Единственный, с кем мы так и не сработались был американский ударник, которому мы заплатили кучу денег, и он чувствовал себя мега-рокзвездой. Мы попрощались с ним, как только нашли ему замену…
- А каково это – подниматься на сцену? Наверное, через столько лет вырабатывается привычка?
- Нет, к этому невозможно привыкнуть. С этим рождаются – либо есть, либо нет. Ни в одной школе не научат подниматься на сцену.
При этих словах я вновь слышу в его голосе гордость льва, он снова мальчишка, чье сердце бьется все сильнее и сильнее.
- Неужели ты совсем ничего не боишься?
- Хммм… Если только за дочку. И за близких мне людей. Что же до меня, мне уже не двадцать, и окружающим – хотят они того или нет – придется это принять. Иногда музыка превращает тебя в ходячую легенду, в идола, лишая человечности. Конечно, как и все, я нервничаю, но не потому что я выступаю перед восьмьюдесятью тысячами человек. Вот в чем проблема знаменитости: если кто-то выходит из себя, то непременно потому, что он знаменитость. Этот стереотип меня ужасно бесит… и частенько я рискую показаться неестественным.
Я и хотел бы настоять на продолжении беседы, но чувствую, что он вот-вот умолкнет. Иногда бывает, что  какие-то темы задевают его за живое, заставляют страдать. Тогда он может прерваться на полуслове, уйти в себя, собраться с мыслями, и лишь немного погодя вернуться к этой теме. Может, и нескоро, но однажды он обязательно об этом заговорит. Для  него очень важно, чтобы его поняли правильно, не исказили бы смысл сказанного. Об этом, в конечном счете, он поет и в своих песнях.
После теплого приветствия Лабориэль уже готов к записи  одной из самых печальных вещей альбома – Sta Passando Novembre. Пронзительная музыка и слова, в основу которых легла драма: самоубийство девушки, в двадцать лет бросившейся под поезд. Идея впервые пришла в голову Делио Кольяти – с которым они испокон веку вместе пишут тексты песен – и песня изменила настроение всего альбома.
Эйб пробует так и эдак, периодически заходя в рубку, чтобы послушать, что получилось. На нем – большие зеленые наушники, которые немедленно приковывают взгляд Эроса. Он хочет их опробовать. Ему очень нравится их внешний вид, но главное - это неизвестность, которая будоражит его фантазию: его всегда привлекает все необычное и авангардное, от музыкальных инструментов до новых методик массажа.
Вопреки нашим ожиданиям, после обеда на студию возвращаются Луиза и ее подруга. Две итало-канадки решили прервать поход за покупками и приехать сюда. Эрос устраивает им небольшую экскурсию по студии, стучится в миксовую комнату, чтобы проверить, не приехал ли еще Робби Уильямс, а потом усаживает их на свой диванчик и приносит всем кофе. За простотой жеста скрывается именно то, что располагает к нему людей: в какие-то моменты кажется, что он просто парень из соседней квартиры, к которому можно зайти за сахаром.
Чтобы гостьи чувствовали себя совсем как дома, Эрос просит «профессора» Гуидетти запустить последнюю запись. Луиза и ее подруга впервые слушают Sta Passando Novembre, с закрытыми глазами и открытым сердцем. Когда кто-то дарит тебе песню – ну как тут не влюбиться? Первая, кто нарушает молчание, когда заканчивается песня – Луиза:
- Она прекрасна, Эрос. Я люблю песни, которые заставляют плакать…
In this photo I’m in-between Paolo Zambaldi, the photographer who took all the shots for the CD, and BB who, for the occasion, went back to being Eros’ image advisor. Zambaldi took the photo himself.

- Но я вовсе не хотел, чтобы ты плакала! Просто чтобы ты задумалась…

- И все равно она прекрасна.
Девушку переполняют эмоции, она с трудом верит, что ей выпала возможность первой услышать это произведение. Эрос же, в свою очередь, обожает преподносить сюрпризы, и для того, кто его ценит, он горы свернет. Присутствие Луизы наполняет его душу спокойствием, и мало-помалу его радость передается и остальным членам группы. Перед ужином он спрашивает у девушек, чего бы им хотелось: ну конечно же, пасту! Им хочется найти в тарелке свои корни [маленькая шутка переводчика  ]
-   Значит, в Fornaio?
-   Да-а-а!!!
Итак, нас восемь. Прямо как на свадьбе!
Во всех итальянских ресторанах Эроса встречают одинаково: едва он входит – как тут же как из-под земли вырастает улыбающийся владелец ресторана (или директор), чуть позже к нему присоединяется супруга, за ней – дети, родственники, официанты, всем нужны автографы. Когда все уже сидят за столом, неизменно приносят блюдо деликатесов (ветчина, моццарелла, фоккачча, брускетта), даже если их никто не заказывал. Признаюсь, это ужасно приятно – сразу чувствуешь себя привилегированным клиентом, хотя со счетом они также неизменно пунктуальны. Эрос внимательно следит за тем, чтобы и его гостям уделялось такое же внимание, и ужасно сердится, когда только его одного принимают как «знаменитость». Жизнь для него подобна футболу: даже будучи форвардом, он прекрасно понимает, что важна вся команда в целом, ведь он ее ведет. Такая модель поведения действует и в студии, и за ее пределами, даже если у других представления и ценности расположены совершенно иначе.
- А ты постарел с прошлого раза, а? Да еще эта бородка…
- …
- И растолстел – с Мишель ты был значительно худее…
Женщина, которая нас обслуживает, скорее всего, считает, что раз мы итальянцы, то можно говорить все, что думаешь, и плевать на элементарное чувство такта. Эрос реагирует на это по-своему: улыбается, берет кусочек хлеба, обмакивает в масло – получается такая мини-брускетта. Мы тут же начинаем драться и отпихивать друг друга в попытке повторить.
В Луизе и ее подруге неожиданно просыпается материнский инстинкт, и они с трогательной заботой раскладывают порции для нас, оголодавших психов.

 

 

 


Eros Ramazzotti Not an official site in Russia 2007-2015
Rambler's Top100
R
A
M
A
Z
Z
O
T
T
I