E
R
O
S

 

 

Название книги :  Eros Lo Giuro

Автор : Luca Bianchini

Перевод : Анна Малышева

Глава девятая

L’astro nuоvo che appare
(Рождается новая звезда)

В бассейне отеля Мондриан, похоже, за нами пристально следят, потому что каждый раз им удается найти для нас свободный уголок, где мы могли бы расслабиться, почитать что-нибудь или заказать чего-нибудь выпить. Это своего рода мини-ритуал, от которого Эрос получает истинное удовольствие. Приехать в гостиницу после трудового дня в студии, заказать чего-нибудь освежающего, почитать журнальчик и побеседовать в непринужденной обстановке перед ужином. На первый взгляд, у Эроса не так много работы – он в основном контролирует. Но ведь это его имя будет стоять на обложке, поэтому очень важно сделать правильный выбор – вплоть до мелочей. Эросу не составляет большого труда прекратить бросать в стену бумажный шарик и решить, в каком месте включить гитарный перебор, а где – изменить интонацию, придать голосу красок. Эти решения они принимают совместно с Гуидетти и маэстро Валли, хотя, конечно, последнее слово всегда за ним.
Мягкий климат Лос-Анджелеса – хотя и немного прохладный для апреля – прекрасно дополняет общую атмосферу расслабленности и релакса. Мы развалились на матрасах, играет лаунж, и молодые лосанджельцы вокруг потягивают разноцветные аперитивы.
- Ты, наверное, думаешь, что я всегда так живу?
- Как?
- Ну вот так: шикарные гостиницы, гламурное окружение, ужины в японских ресторанах. Вот ты тут пошутил насчет Майами…
- А разве не так?

This “scene” was the initial idea for the cover. Poetical, don’t you think? But Eros found it extremely difficult to keep his eyes open in the light, and in the end he found the photo a bit too sophisticated.

- Нет.
- Жаль.
- Чего тебе жаль? Наоборот! В Милане я живу достаточно спокойно и веду вполне обычный образ жизни – вопреки представлениям общественности. К тому же, с тех пор, как у меня родилась дочь, мне приходится корректировать свой график.
- Но ведь Аврора живет не с тобой?
- Когда как… В любом случае, рождение ребенка многое меняет, накладывает огромную ответственность, даже если он не постоянно с тобой.
Некоторое время он молча любуется закатом. Может, там он видит свою девочку, которая так далеко от него, но скоро проснется и пойдет в школу с Кларой, своей лучшей подругой, о которой ему известно почти все. Повседневные мелочи любящего и понимающего отца, который сердцем всегда рядом, даже будучи далеко-далеко. Эрос глубоко вздыхает и возвращается к прерванному разговору.
- Так я рассказывал тебе о своем первом доме в DDD…
- Точно. Но ты не говорил, как вышел на эту студию…
- Это все мой отец. За несколько лет до того он и сам пробовал сделать карьеру певца, участвовал в Кантаджиро, но ничего не вышло. Тогда победила La Turina! Ты помнишь La Turina? Но он все же сохранил хорошие отношения с маэстро Брагони, который отбирал молодые таланты для фестиваля в Кастрокаро. Отец устроил нашу первую встречу.
- И как все прошло?
- Я бы сказал, неплохо. Представился, немного поиграл на гитаре и спел парочку песен. После чего он сказал мне: «Я поговорю с Джанни Равера, моим директором, и мы тебе позвоним через несколько дней». Я вышел от них, сел в метро и уехал домой. И уже подходя к двери, услышал телефонный звонок. Это был маэстро Брагони. Сказал, что Равера хочет встретиться со мной как можно скорее.
- И так ты попал на самый важный фестиваль для молодых исполнителей…
Его глаза загораются, как будто он вновь переживает те мгновения, то долгое путешествие в Маджолино. Он и его отец Родольфо целую вечность добирались до Кастрокаро – для семейства Рамаццотти это уже было большим достижением.
За неделю до выступления Равера устроил прослушивание молодых артистов. Всем представителям звукозаписывающих компаний были разосланы опросные листы, где они должны были указывать свои предпочтения. Эрос выступил с Rock'80 – одновременно решительный и неуверенный в себе, одетый в дешевую куртку из искусственной кожи. Из всех присутствующих лишь двое отдали ему свои голоса: Роберто Галанти и барон Ландо Лани, основатели «новорожденной» DDD. По странному стечению обстоятельств они оба, не сговариваясь, проголосовали за Эроса. Обоих впечатлило даже не само выступление и не песня – но голос. Естественный и неповторимый, с этим особенным тембром, который позже будут безошибочно узнавать из тысячи. И именно Равера несколько месяцев спустя выступил посредником при заключении контракта в Риме.
- Мы ждали этого звонка несколько недель и уже оставили всякую надежду. Чтобы не думать об этом, мы с отцом сочинили еще одну песню, которую назвали Attendere con ansia una telefonata che non arrivera mai (С нетерпением ждать звонка, которого никогда не будет). Вот уж действительно, чокнутая семейка, особенно отец.
- А мама?
- Мама была обычной домохозяйкой. Тихой, внимательной к мелочам, ненавязчивой. Скажем так, очень часто отец был для меня и отцом и матерью, два в одном. Мать стала играть важную роль в моей жизни, только когда я уехал из Рима.
- А именно?
- Вскоре после заключения контракта.
Он снова замолкает. Но я уже немного изучил его: рано или поздно он вернется к разговору о маме. Неловкую паузу прерывает Бруно.
- Наша ньюйоркская подруга приглашает тебя на ужин на следующей неделе. Что скажешь?
- По-моему, отличная идея. Ужин – всегда отличный предлог для встречи.
Абсолютная неизвестность – ведь я не знаю ничего об этой таинственной подруге – будоражит мне кровь. Но пока – никаких распросов.
Листая каталог мебели (Мне еще надо купить кучу вещей в новый дом), Эрос приветственно машет рукой своей любимой официантке, у которой только что начался рабочий день за барной стойкой. Она понятия не имеет, кто он такой, но явно ему симпатизирует. Однако деловой этикет не позволяет ей сближаться с посетителями. Эти мелочи, кажется, очень важны для Эроса: сам факт, что он нравится девушке, которая не имеет ни малейшего представления ни о его публичном образе, ни о социальном статусе, наполняет его гордостью и вселяет уверенность. Он заказывает кофе только чтобы лишний раз перекинуться с ней словечком, а затем снова возвращается к прерванному разговору.
- На чем мы остановились?
- На контракте. Твоем первом контракте. Что ты чувствовал, держа в руках свой первый договор со студией звукозаписи?
- Я был счастлив. Так счастлив, что этого никто не заметил. Со стороны я, наверное, казался холодным, трезвомыслящим, но внутри у меня все горело и трепетало. Наверное, это моя главная проблема: не всегда получается выражать свои эмоции привычным для окружающих образом. Из-за этого меня часто не понимают…
- Сейчас – тоже?
- Да, и сейчас. Но со временем, конечно, ситуация немного улучшилась. Сейчас я смог немного побороть природную скованность и робость. Когда я только переехал в Милан, я, бывало, даже не ужинал, потому что стеснялся ходить по ресторанам один.
- И что, совсем ничего не ел?
Behind every simple photo is the work of an entire team. I must say, however, that the atmosphere was totally relaxed and informal.

- Неа.
Он трогает живот и надувает его насколько это возможно, чтобы он казался еще больше.
- Ну, зато теперь я точно наверстал упущенное!
Сейчас сама мысль о том, что Эрос может быть робким и нерешительным, кажется невероятной, что он может пропускать ужин из-за отсутствия привычки к бешеному ритму большого города. Ведь до того, как приехать в Милан, он был только в Риме, да еще каких-то несколько дней в Кастрокаро. И все. Никогда не совершал длительных поездок. Единственным курортом для него было морское побережье неподалеку от Рима – для этого надо было встать пораньше, выехать за два часа, чтобы не попасть в пробку, приехать туда через два часа, расставить палатку, немного позагорать, пару раз окунуться, поесть того, что взял с собой из дома, последний раз искупаться – и домой, пока снова не собралась пробка. То же самое в пятницу и субботу – и никогда в воскресенье – и всегда в Торвайанику, где море еще не совсем грязное. Все эти дни Эрос оставался наедине с собой, у его брата Марко, который на три года старше его, уже были свои дела, и он почти не ездил вместе с ним на море. Долгое время его единственными спутниками были папа Родольфо, мама Рафаэлла, тетя и пес Билли.
- Теперь ты понимаешь: для меня уехать в Милан было то же самое, что отправиться в Америку. Мне очень повезло, что DDD приняли меня в свою дружную семью. Потому что это была не просто студия звукозаписи, но самый настоящий дом, где играла музыка, рождались и созревали новые таланты. Прошло три года, прежде чем я смог выступить на фестивале Санремо с "Terra promessa". Меня не выбросили сразу на сцену, как делают сейчас с новичками, не дав им как следует подготовиться. Есть сегодня и другая проблема: телевидение, которое способствует рождению ложных легенд. Молодежь теперь думает, что для достижения успеха достаточно просто мелькнуть на экране – и меня это печалит.
- А ты смотришь телевизор?
- Только новости и иногда юмористические программы.
Я не успеваю спросить, какой у него любимый канал, потому что он снова пускается в воспоминания о тех долгих годах в ожидании успеха.
- Я только и делал, что ждал и играл на гитаре. Я играл днями напролет в моей квартирке под студией. Сидел в четырех стенах и сочинял песни под гитару или фортепиано… Старался оживить свои чувства…
А пока Эрос импровизировал, прямо под ним, этажом ниже, вовсю шли поиски человека, который мог бы помочь ему «завершить» песни. В них были великолепные слова, но не хватало опыта, чтобы придать песне завершенность. И тут неожиданно проявился талант Галанти, одного из учредителей.Нужно было найти Эросу напарника - не состоявшуюся звезду, но артиста, едва попробовавшего вкус успеха и по какой-то причине не справившимся с ним. С одной стороны -  опыт успешного выступления, а с другой – желание поймать момент, ухватить славу за хвост. Выбор пал на Ренато Бриоски, известного ранее под псевдонимом Ренато дей Профети, за несколько лет до того оправдавшего слоган «Одно лето – один альбом». И вот, после никем не замеченного сингла «Ad un amico» («Другу»), написанного вместе с Роберто Коломбо, Эрос приготовился «выстрелить» с «Terra Promessa». Диск должен был выйти в октябре, но в последний момент решили рискнуть и подать заявку на участие в Санремо Джовани (конкурс молодых талантов). К тому моменту, как было принято решение, Эрос уже почти оставил надежду: три месяца ожидания в то время казались ему вечностью.
Разумеется, ожидание того стоило. Неожиданно из водоворота мыслей и воспоминаний его вырывает очередная смска – на этот раз от Лауры Паузини. Она пишет, что очень бы хотела повидаться с Эросом в Лос-Анджелесе.

 

 

 


Eros Ramazzotti Not an official site in Russia 2007-2015
Rambler's Top100
R
A
M
A
Z
Z
O
T
T
I